Обнародованы материалы, которые писала европейская пресса о боях в Карпатской Украине

Как сообщили на портале 1939.in.ua, «сильные мира сего» не видели и не слышали, то ли – не хотели видеть и слышать, что делалось в марте 1939 г. в Карпатской Украине. В доказательство этого журналисты привели ниже голоса тогдашней европейской и украинской прессы, которые живо реагировали на события в Карпатской Украине.

Голоса французской прессы:
«Эпок» с 16.03.1939 писал:

«Когда мадьяры упали в границы Карпатской Украины, то надо думать, что они имели на это согласие Гитлера. Мадярщина близка к осуществлению давней мечты – общей границы с Польшей. Гитлер дал обеим сторонам компенсацию, в которой он им долго и упорно отказывал. Однако поэтому, что Гитлер ничего даром не дает, то конечно, что Польша и Мадярщина в обмен за полученные блага взяли на себя некие обязательства. Какие? Догадаться об этом не тяжело. Польша и Мадярщина, по всей правдоподобности, обещали Гитлеру свою нейтральность, а возможно, и сочувственное отношение – в тот момент, когда будет решаться вопрос средиземноморский и колониальный».

«Ле Жур» с 16.03.1939 писал:

«Германия в этом вопросе (Карпатская Украина) уступила. Польша будто свое дело выиграла. Однако было бы смешно думать, что Германия выговорила себе компенсацию».

«Ле Тан» с 17.03.1939 пишет:

«Единственный момент этой драмы, который остается дальше темным, это дело Карпатской Украины, которая также провозгласила свою независимость, но на нее наступают теперь венгерские войска. В минуты, когда это пишется, еще не наступило соединение венгерских и польских войск на создание совместной венгерско-польской границы. Заявление Телеки предупреждает об оккупации Карпатской Украины, однако мадьяры наталкиваются на серьезные препятствия… Между тем надо записать, что в определенных политических кругах говорят по этому поводу о непредвиденных политических трудностях. Каких? Или Германия ответила благосклонно на призыв Правительства Карпатской Украины в Германию с просьбой охраны? Или соглашается временно и в принципе на создание совместной польско-венгерского границы вдоль Карпатской Украины, и желает ли она получить достаточно гарантии для безопасности своих собственных интересов, от которых не хочет отречься в будущем, что указывает ей – не знать или вскоре – на природные богатства возможной большой Украины?»

…И эта же газета на вопросы, которые ставила сама же, в следующем номере отвечает:

«Есть полностью понятным, что это (оккупация Карпатской Украины мадьярами) не могло наступить без разрешения Берлина, ибо без него была бы целая операция невозможна. В Будапеште и Варшаве не забывают обратить политические общественные опинии внимания на политическое значение этого дела. Однако следует опасаться, что недолго продлится там радость, потому что твердая действительность покажется позже из-под тех обманчивых иллюзий. В общем, это имеет достаточно малый вес для гитлеровской Германии, мадьяры оккупируют теперь Карпатскую Украину и что они имеют общую границу с Польшей, потому что это совсем не заставляет Германию отрекаться от своих собственных замеров по Украине. Как теперь видно, напор Германии будет теперь проявляться в Венгрию, которая рискует быть втянутой в орбиту Рейха, следовательно, в действительности это будет Германия, которая окончательно использует нынешние венгерские усилия в Карпатской Украине».

«Пари Суар» в телеграмме из Вены 17.03.1939, подавая информацию о мерах министра Ревая в деле немецкой помощи, писало:

«Этот вопрос очень деликатный. Немцы, вероятно, сдают себе дело, что ни мадьяры, ни поляки не являлись вожделенными в глазах украинцев, однако тем не менее, вместо  того, чтобы начать бой с мадьярами, которые уже привели к доброму концу определенную часть военных операций, операций тяжелых и кровавых, – разрешена в Вене, подобно как в Берлине, на создание этой громкой общей границы между Венгрией и Польшей, против которой сначала было сопротивление».

«ЛьЕнтрансижан» с 18.03.1939 подал телеграмму:

«Варшава уверяет, что она довольна. Польское публичное общественное мнение считает, что Карпатская Украина могла стать Пьемонтом для многочисленных украинцев на польской территории. Она считает, что лучше, «чтобы этот эмбрион большой Украины оказался в руках мадьяр».

Эта же газета в числе с 18.03.1939 подала следующую телеграмму с Пряшева.

«Мадьярские войска продолжают оккупировать Карпатскую Украину. Этой ночью они дошли до Перечина и Березного, однако из-за неровного и дикого характер этого края, оккупация не систематичная. Нету тяглого фронта. Залоги венгерские разделены на отдельные группы, Входят долинам. Они плетутся здесь и там с группами украинской Сечи. Это партизанская война в этих забытых горах… Шеф венгерского штаба издал коммуникат, в котором подано: «Оккупация украинской территории поступает теперь методично. Венгерские войска, преломляя местное сопротивление гвардистов «Сич», начали очищать территорию. В 22 часов вчера потери венгерской армии выносили 37 убитых и 114 раненых».

«Ле Тан» в телеграмме с Сиготе подал:

«Румынско-украинская граница теперь закрыта. Со стороны украинцев видно определенную усталость. Этой ночью, 100 украинских гвардистов перешли границу круг Бычкова и обратилось к румынским властям, их разоружили и интернировали… Монс. Волошин, бывший премьер правительства Карпатской Украины, выехал сегодня утром с Сиготе к Клуя. Его сопровождает Кориолян Татру, королевский резидент округа, его угощал. Вечером монс. Волошин уехал в Белгороду… Румынскую границу постоянно остро охранял на всех точках перехода. Согласно вестями с границы, воины регулярной венгерской армии в полевых мундирах, которые пришли вчера, контролируют теперь пограничную полосу. Последние беженцы с Карпатской Украины, собранные в приграничном городе Сиготе, отправились в Сату-Маре, а отсюда по железной дороге в Орадя-Маре. Их всюду сопровождали и доставляли им пищу румынские войска и организации первой помощи. (Здесь речь о беженцах чехов и немцев. С. Е.). Немецкий конзуль в Клуи заявил, что средства поворота служащих и беженец, которые стали гражданами Рейха, покроет Германия. Беженцы происхождения украинского, из Галичины или из-под Советов, будут временно помещении в концентрационном лагере. Часть украинской гвардии, сегодня ночью перешла Тису и хотела войти в Румынии, отвергли».

И снова эта же газета своем числе с 21.03.1939 подала телеграмму с Белгороду:

«А. Августин Волошин, бывший премьер Карпатской Украины, прибыл ночью 20 с. м. из Румынии в Белгород в авто, в сопровождении 11-и человек, между которыми также Августин Штефан, президент Сойма и министр образования Карпатской Украины. Они задержались в приличном отеле в Белгороде».

Далее эта же газета, реферируя о событиях на Карпатской Украине, в телеграмме из села Стакчина (на словацко-украинской границе) рисует образ эвакуации чешского войска из Карпатской Украины так:

«Единая въездная дорога, связывающая Словакию с Карпатской Украиной завалена не счисленным рядом военных камионов, которые покидают Украину с намерением добраться до Чехии. Берут машины, сотрясают до основания домиками Стакчина. Воины, которыми были забиты камионы, держатся Курчева, чтобы не упасть на землю. Они избавляются от своих рюкзаков, своего ружья и гранат, которые взрываются по дороге. Дома Стакчина заперты и население исчезло. Кое-где между рядом камионов едет танк: он носит следы пуль со времени последнего боя».

«Фигаро» в числе с 28.03.1939, говоря о боях на Карпатской Украине подало следующее:

«Кровавые бои в Карпатской Украине между ​мадьярскими войсками и украинской армией продолжаются. Обе стороны напрягают все свои сил, употребляют все роды оружия, чтобы друг друга победить. Бои идут сейчас в окрестностях Ясиня и Рахова. Насколько это тяжелые и безоглядные бои свидетельствует тот факт, что ни одна из воюющих сторон не берет пленных. Украинскими войсками командует генерал Петров (?) И полковник Ефремов».

Источник: Ефремов Сергей Федорович. Бои 14-15 марта 1939 года на Карпатской Украины / Ред. и вступ. статья проф. Николая Мушинки. – Ужгород: Гражда, 2009. – 100 с.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *